Терминал.

    Не знаю, зачем я все это вспоминаю Наверное, по прошествии стольких лет, наполненных часто даже более странными происшествиями, эта история стала для меня какой-то давней сказкой, в которую я и сам с трудом верю, хотя все, что произошло помню так же ясно, как будто это произошло только вчера. Впрочем, может быть так оно и есть на самом делеМне ли не знать, какие варианты способны происходить
    Главные действующие лица давно уже стали совсем другими людьми - иначе долго бы не протянули. А так как они живы и здравствуют до сих пор, то я и делаю этот, может быть, неутешительный вывод (или все-таки жизнеутверждающий - жизнь-то продолжается).

    Случилось это давно, мне было тогда лет восемнадцать. После двух годков обучения в Военно-морском училище произошла Вселенская переоценка ценностей (попросту говоря, они изменились) и на карьеру военного офицера я забил. Забрал документы и купил билет в Москву, где в то время жила моя старшая сестра. Уехал, в общем
    Во времена, которые я называю "Первое Великое сидение под стенами Кремля", Москва была похожа на пороховой склад: все время кто-то взрывался и что-то горело (впрочем не в первый, да наверное и не в последний раз). Это был как раз период Первичного Накопления Капитала, начало Перманентного БеспределаСейчас, конечно, многое по-другому, стало спокойнее, цивилизованнее, если можно так выразиться. Старые друзья нарастили новые слои, стали толстокожими, появилось выражение "очемоданиться", да и вообще события тех дней плавно переместились в разряд легендарных
    Еще будучи курсантом я начал писать песни, в Москве же разошелся не на шутку. Появились первые слушатели и первые единомышленники. Из них и собралась первая в моей жизни группа. И называлась-то она странно: "Земляничное небо" (позже появилась одноименная песня), что уж говорить про плоды ее деятельности.

    Скорее это была не творческая ячейка, а своеобразная тусовка. Никаких оригинальных идей: девки, пиво(и т.п.), ну и, конечно рок-н-ролл. Все было в таких количествах впервые, в том числе и глюки Обыкновенные, надо сказать, глюки, ничем не примечательные. Конечно они случались и раньше, но тут посыпались как из рога изобилия
    Мы репетировали в небольшом доме под снос, где-то в районе Плющихи (реально, не правда ли?), точный адрес никак не могу вспомнить, и каждая репетиция плавно переходила в какое-нибудь неприличное происшествие, а так как происходило это чуть ли не каждый день, то можете представить, какая была жизнь (позже я узнал, что такой образ существования называется богемным). Помните, дом в котором жили Весельчак и Крыс - из той же оперы. Стены на этажах были большей частью проломлены (на чем только крыша держалась), поэтому перемещения ничем не ограничивались, хорошо хоть дом был двухэтажным - насмерть никто не разбился. В репетиционной комнате, которая когда-то была двухкомнатной квартирой, набивалось человек сорок, и в холодное время только там было более-менее тепло (позже, правда, появилась печка-буржуйка). Хозяином всей этой конторы был наш басист, которого все звали просто Седьмой (имя его - Семен). Когда-то здесь жила его прабабушка ,поэтому он и улаживал все проблемы приходящие извне, будь то молодой участковый или местные чебураторы. Понятно, что продолжаться так долго не могло, но мы как -то не думали, что будет завтра, потому что все что хотелось было сегодня. Нас даже приглашали играть в каких-то клубах(?), вроде даже что-то платили Вообще же деньги появлялись по-разному (тогда я был гаденыш еще тот)Короче какие-то деньги были, хватало А потом появилась она. И началось

    ЕЕ родители были разведчиками недр земли, я про них мало знал, только фотографию видел: они, молодые, со всеми атрибутами таежной романтики, стоят обнявшись на мосту, знаете ,такого типа мосты строили через Великие Сибирские Реки, а за их спиной кусочек леса и большое синее небо. Снимок был старый, такими были первые цветные фотографии, те которые по прошествии времени становятся странно-загадочными. Сказки, не фотографии. В Москве она жила у бабушки, бывшей летчицы - ночной бомбардировщицы и училась в МИФИ на того, кто знает счет деньгам. Удивительно и завлекательно все это было По честному
    Как-то раз после очередного концерта, меня понесло и очнулся я в соседнем (одном из первых) кислотном клубе. Вокруг не одной знакомой рожи - одни враги, за кого не ухвачусь, все в непонятках. Не наша волна, что поделаешь Куда все бойцы подевались, как я здесь в одиночестве оказался -странно, раньше сюда не ногой - чуждая атмосфера. Это сейчас все смешалосьПробираюсь по стенке к выходу, вдруг сталкиваюсь лоб в лоб с девушкой. Настоящая. Повеяло временем первых полетов в Космос, Beatles. Стиль советских кинофильмов шестидесятых, не слишком соответствует окружающей атмосфере Смотрит, молчит и улыбаетсяЯ говорю:
-Барышня, вы что-то знаете?
Она отступает на полшага и с той же улыбкой:
-Не вы ли отставной дельфин-диверсант?
У меня сразу мысли-образы завертелись, да я же действительно в училище с аквалангом больше ста часов наплавал:
-Да, -говорю, -Только это, знаете ли, секретная информация.
А она мне:
-У меня доступ к архивам гидрометцентра имеется, вы же у них главный геройДобытчик новых технологий.
-Интересно, а что вам еще обо мне известно?
- Не так уж много. Вы в свободном плавании
-Таков уж ход моих дум.
-Наверное мы с вами синхронно мыслим.
Разговор приобретал необычный оттенок, у меня даже в голове прояснилось, а сердце стало биться в ритме вальса:
-Вы бы этого хотели?
-Наверное, да. Скорее всего мне хотелось бы узнать ,как глубоко вы можете погрузиться.
-Сейчас я больше увлекаюсь воздухоплаванием.
-Одно не мешает другому
-Вы правы, однако мы по разные стороны баррикад.
И тут она сказала то, что прозвучало для меня как пароль:
-Женщина сама по себе на баррикадах не сражается. Сейчас я нахожусь под перекрестным обстрелом
Момент истины. И я сказал:
-Значит мой долг - спасти вас
И мы вышли прочь.
    Мы брели ,куда глаза глядят ,по голому льду и в процессе движения узнавали друг друга все ближе. Оказалось, что случайность сыграла и с ней добрую шутку, а вообще в случай она не верит А я ей и верил, и не верилЧувства свои я не могу понять до сих порЭто похоже на невидимые нити, которые не ограничивают. Ты можешь уйти хоть на край света, но все равно придешь к ней.
Ты можешь пытаться разорвать эти сети, и разорвешь, но потом сам же сплетешь себе новые, чтобы поймать ими себя и ее А она сопротивляется, не противясь. Она с тобой и в тоже время где-то далеко. Она в тебе, но ты сам по себе И все время вы знаете, что всеЧто-то делает вас необходимыми друг другу - только когда ВЫ вместе, КАЖДЫЙ свободен. И это не судьба, это - ваш Путь
    Мы оба оказались Там в первый разТо, что было до, стало предисловием, которое сейчас не имело значения. Вчера не было - было только сегодня. А завтра будет, мы в это верили. И эту веру не нужно было озвучивать, мы знали Луна, словно репа идет напролом, а звезды - фасоль помнят свой танец. Эта сказка пишется нами и тут же становится реальностью. Так рождаются новые ВселенныеСотворчество двоихЕдиный мир и ничего внешнего, ничего левого. Все правильно
    В ту ночь Мегаполис был нашим домом. И мы не замерзли, хотя было начало декабряУ нас гремел апрель
    До утра мы бродили по переулкам, зависали в ночных подворотнях Пошел снег - мы оставляли следыВ моей фляжке был крымский портвейн Терпко - сладкоПризнаний не было - одни утверждения, фундаментальная теория постоянства-движения.
Мы не обменивались телефонами, отныне мы могли слышать друг друга на любом расстоянии без посредников. Она стала петь вместе со мной. Она стала играть с нами Ее звали Надежда.
    Теперь мы не могли дать названия своей музыке. Если раньше это был готик - панк, то теперь Музыка чиста поля - так назвал ее Гриша-хозяин терминала.

    Он был с нами всегда Первый наш слушатель, любивший то что мы делали не как что-то, а как свою жизнь, которую он не отделял от всего мира: внутреннее - внешнее если исчезнет хоть одна частица - мир станет беднее, а ему нужно полнитьсяСложно, но так он нам говорил тогда. Когда мы с ним познакомились он жил на Черепашковом поле, так почему-то Гриша обозначил площадь Маяковского. В нем абсолютно не было так называемого центрового сознания, как видно из вышесказанного, он вообще не разделял целого.
    Закончив МАИ он пошел работать на строительство какого-то секретного аэродромаТам он сторожил почти готовое здание управления полетами - терминал, как он его называл.
    Как-то раз он предложил поехать к нему туда всей тусовкой и устроить сейшн, то есть концерт-пьянку. Это было стремно, военный объект все-таки
    Однако Гриша всех успокоил, произнеся таинственную фразу:
-Там зона отчуждения будет на время нашего пребывания. Нас никто не увидит, честное октябрятское.
    Мы только что закончили репетировать новую вещь под названием "Бремя нового урожая" и у Нади от этой речи синтезатор сам по себе заиграл Возражать никто не стал (у нас вообще редко возражалось). Только Чучундр, наш барабантус спросил:
-Это у вас что там, секретные испытания современных навигационных систем? -он всегда так замысловато выражался.
-Нет, Вадим (настоящее имя), это мы наши творческие верояторы будем испытывать. Все варианты обговорены с вышестоящими инстанциями, -таков был ответ и возражать было сложно.
    У Надежды глаза выражали состояние боеготовности.
-Приезжайте завтра -я все подготовлю. Берите всехи вся. Жду вас на развилке в девять вечера. 
    Где находится развилка мы знали, потому что не раз подвозили сторожа вселенной(!?!), когда он этого просил, к месту работы, но дальше этой точки он нас не пускал, всегда останавливал со словами: "Еще не поступил сигналРано" (Поймите, человек был еще тех погребов) Ездили мы обычно на странной машинке Надиной бабушки, марки которой никто не знал, сама же она называла ее просто - "Эксклюзивный подарок премьер-министра за неоценимую помощь народу Баффиновой земли".
-Ба, не могла бы ты по-человечески? -часто просила внучка.
-Нет, -коротко отвечала неумолимая летчица.

    Так оно и было, какие люди, такая и сказка, а машинка была - зверь. Защитного цвета времен первых атомных бомб, наверное это был один из пионеров советских внедорожников. Ради этой тележки я даже получил права, но это случилось немного позже Надя за рулем приводила ГАИшников в священный трепет ,они ,если и останавливали нас, то лишь для того, чтобы выразить свое восхищение :"Ваши зеленые глаза все дороги вам откроют". А манера вождения у нее была убийственной - скорости космические, о тормозах вспоминается редко, да и то в последний момент. Помню, как то на Кутузовском мы поцеловались с новенькой "VOLVO", помяли ей слегка задницуВылезли два крутыша - разговор назревал конкретный. Я уже приготовился к серьезным проблемам, но Надя опередила меня. Она не спеша открыла дверцу (а пострадавшая сторона уже стояла рядом с нами минуты полторы, свирепо разглядывая нас через стекло) и грациозно поставила ножки в армейских гадах на асфальт, сама же осталась в салоне. Оказалось, что она прекрасно может объясняться с подобной публикой, хоть и не на их языке. Первой ее фразой было:
-Вот мы и встретились.
-Че ты гонишь -мы тебя первый раз видим, -сказал один из свирепых, наверное тот, что был за рулем, -И ваще, ты попала
-Я редко промахиваюсь.
Было ясно, что башлять придется, только сколько? По всем понятиям мы не правы, ноТут -то из уст моей спутницы и ПРОЗВУЧАЛО :
-Ребята, правда на вашей стороне, но мы утомлены межзвездным перелетом.
Противники наши еле заметно улыбнулись:
-Ну ты в натуре гонщица
    Все закончилось сотней и совместным распитием алкогольных напитков с последующим хоровым пением. Оказалось - все мы люди, у каждого в душе сидит CRASY DRIVER Им понравились наши темы.

    Мы отдавали предпочтение классике во всем, кроме образа мысли, считали, что творчество не может быть зажато стилистическими рамками. И я до сих пор думаю, что это такГлавное, знать - на чьей ты стороне.
Есть конкретные понятия, в этом мы были согласны с крутышами. Добро-это добро, а зло-это зло. Здесь не может быть никакой относительности, когда тебе нож к горлу приставят, ее как рукой сниметИ если ты не веришь в то ,что делаешь - хуже не бывает...
    На следующий вечер, после приглашения Гриши, мы ехали по Ленинградскому шоссе, которое было необычно-пустынным во всех отношенияхЯ сел за руль - решил освоить вождение на практике и у меня неплохо получалось .По крайней мере, машинка меня слушалась. Было уже темно, дальний свет выхватывал непонятные формы, я старался не пропустить поворот, ведущий к развилке. За нами ехал Вовчик-гитарист со своей подругой Варей. У него была старенькая копейка, которая доставшаяся в счет Долга, он ею страшно гордился и все время "модернизировал". Вообще же у нас у всех до сих пор осталась страсть к старым драндулетам. Наверное потому, что с ними не жалко творить чудеса
Вовчик поминутно мигал фарами и вообще вел себя непонятно. Я тормознул:
-Что ты хочешь?
-Вы слишком медленно катитесь.
Проснувшаяся Надя:
-Вы же дорогу знаете, езжайте вперед. Если мы чуть -чуть опоздаем подождите.
-Ладно, договорились.
Они уехали, она вновь попыталась заснуть. "Европа плюс" гадила в эфире.
-Хотела отоспаться перед бессонной ночьюЛадно.
-Послушай, -спросил я, -Что ты вообще думаешь об этой затее?
-Я думаю, это станет второй частью Марлезонского балета.
Я улыбнулся:
-До сих пор не могу привыкнуть к твоей манере выражаться.
-А ты иногда формулируешь свои мысли, как мой младший брат.
-У тебя есть младший брат?
-Да, он живет с мамой в Германии.
-Мама в Германии? А где же твой отец?
-Он ушел в тайгу
-Он что, умер Прости.
-Нет, просто ушел и живет где-то там
-А когда ты его видела в последний раз?
-Я его вообще никогда не видела.
-А мама?
-Она приезжает два-три раза в год в Москву. А в Гамбурге у нее мастерская.
-Какая мастерская?
-Она у меня пишет историю красками. Художница. Там за немца замуж вышла. Мой брат - его сын.
-Странно. А ты никогда не хотела жить там.
-Я там долго не могу Мясной груз.
-Слушай, а твой отец и мама
-Это роковая темаОни не были расписаны. Любовь, которая ломает перегородки. Учились они в университете вместе, вместе уехали в экспедицию
А когда я родилась, тот этап пути был уже пройден и мама вернулась домой
-Почему? Кто кого бросил?
-Никто никого не бросал, просто их время закончилось.
-Нереально как-то
-Это просто реальность другого порядка
-А у нас с тобой какая?
-Самая честная. Останови машинку
Никогда не думал, что так бываетРаньше у меня все случалось проще и скорееТеперь же я понял: чем больше отдаешь, тем больше получаешь
-Слушай, а все таки ты страшный человек
-Во-первых - страшная, а во-вторых - почему?
- Ты мне нужна, поэтому я - несвободен
- Глупый ЧебурашкаЭто ты мне нужен, потому что так как тебе, никому я не нужна А если не нужен никому, то зачем жить. Мужчина, отражаясь в женщине, обретает бессмертие, а женщина, отражая мужчину, становится сущим.
- Ведь это не ты сказала, в смысле - это действительно твои слова?
- Разве это имеет значениеЯ сказала их от себя. Может кто-то и говорил их раньше, но я это прожила впервые.
- Ты знаешь, только что время остановилось
- Не обращай на это внимания. Мы с тобой сейчас держим в руках Вселенную, а ты про время Не расчленяй
- Ты говоришь прямо как мама
- Когда мы с тобой встретились в первый раз, ты напоминал мне старого-старого волка, а я себе казалась кем-то вроде Красной Шапочки.
- Не надо только этих эроассоциаций
- Совсем не эроМета скорее
- Я, наверное, полный чемодан
- Ничего - я с тобой, а ты со мной Песок свободно сыплется из раскрытой ладони, и поэтому она никогда не станет пустойТы всегда будешь со мной
- Знаешь, я заметил, что время имеет какую-то странную структуру, в зависимости от обстоятельств оно то мчится со скоростью межзвездных перелетов, то тащится, как черепаха
- Никогда над этим не задумывалась Ведь я всю жизнь прожила на Цветном бульваре
    Кто сказал нам, что мы должны быть сторожами времени? Или мы сами, в процессе развития, возложили на себя эту почетную обязанность? И как произошло отделение времени в нашей голове от всего остального? Такие вопросы могут подтолкнуть неокрепшую душу к решительным действиям, а могут стать началом путешествия внутри себя

    Нам пора было отправляться дальше. Мы опаздывали - было без пяти девять. Теперь за руль села Надя и время слилось с пространством. В моей голове появился ни с чем не связанный вопрос: зачем? Я попытался отогнать его -на смену пришел другой: кто? И Веселые Картинки непрерывным потоком
    Уже давно должна была появиться развилка, но ее почему-то не было
    Животные могут разговаривать, иногда они говорят нам больше, чем мы можем сказать друг другу. И, я уверен, настанут времена, когда мы будем общаться с ними на равных.
    Все ветви деревьев вдоль шоссе были украшены птицами. В темноте я не мог различить какими, но то ,что это были птицы - точноМы остановились, прислушались. Воздух был наполнен звенящей тишиной, или далеким колокольным звоном.
-Слушай, -шепот слышался где-то внутри, -Это странно напоминает мои последние сны, я рассказывала их бабушке, а она лишь улыбаясь сказала: "Вот ты и доросла до отрыва от взлетно-посадочной полосы".
-У тебя не бабушка - просто Информбюро какое-тоЧто делать будем, куда ехать?
-По-моему мы правильно ехалиДорога-то одна
-Фраза-то у тебя философскаяПроблемаДорог много.
-Тогда давай поедем дальше, куда-нибудь да приедем.
-Не забывай, мы собирались к Грише. Терминал ждет нас.
-По-моему уже дождался
Поперёк дороги стояла пустая "копейка" Вовчика, а водителя и пассажирки и след простыл
-Как ты думаешь - спросил я Надю - Нам нужно идти до конца?
-Путь должен быть пройден, иначе никогда не наполнится кружка.
-Интересно, почему машина пустая?
-Знаешь, мне это напоминает ситуацию, когда при входе в дом снимают обувь.
-Так, что разуемся?
    Машину поперёк дороги мы, правда, не бросили - отогнали в придорожные заросли и пошли пешком.
    Мы не задумывались, куда идти - дорога сама нас вела. У меня в голове вертелась строчка Пушкина: "Там на неведомых дорожках" на фоне музыки из "Прогноза погоды". Короче: гидрометцентр предоставлял нам самим выбирать - дождь или снег.
Луна посеребрила чёрные волосы моей подруги, такой у неё и характер - соль с перцем, а вкус мягкий, как шепот маленького ручейка
    Здание терминала возвышалось на горизонте конкретно - натурально, оно находилось где-то между небом и землёй, посреди огромного поля.
- Странный аэродром какой-то, -Надя поёжилась и прижалась ко мне.
    Мы находились довольно далеко от цели нашего путешествия, но было видно как по стенам, обращенным к нам пробегают синеватые блики, похожие на молнии.
    На третьем этаже ярко светилось окно.

(Продолжение следует).


Серебро, 1997-2002. При использовании материалов обязательна ссылка на сайт www.serebro.mksat.net
По всем вопросам пишите на  serebro2000@newmail.ru